Институт степи Российской академии наук

460000, г.Оренбург, ул.Пионерская 11. Тел.: 774432, 776247

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Структура Лаборатория ландшафтного разнообразия и заповедного дела Научно-исследовательские проекты Конкурсные программы Интеграционный проект: Геоэкологическое и геоморфологическое наследие Урала и Приуралья: проблемы сохранения в условиях недропользования

Интеграционный проект: Геологическое и геоморфологическое наследие Урала и Приуралья: проблемы сохранения в условиях недропользования

PDF
Оглавление
Интеграционный проект: Геологическое и геоморфологическое наследие Урала и Приуралья: проблемы сохранения в условиях недропользования
Результаты
Публикации в прессе
Все страницы

ИНФОРМАЦИЯ О ПРОЕКТЕ

ЦЕЛЬЮ ПРОЕКТА является разработка методов и осуществление комплексной оценки экологических последствий и угроз, возникающих при различных типах недропользования, а также разработка стратегии сохранения объектов геологического наследия на примере Уральского региона и сопредельных территорий.

Структура охраняемых геологических объектов в субъектах Уральского региона свидетельствует о необходимости разработки единых критериев по их выявления и подготовки перечня перспективных объектов охраны с учетом возможных угроз при их использовании. При этом современное  недропользование (добыча полезных ископаемых, строительство, рекреация и туризм и др.) часто не учитывает необходимость охраны объектов геологического наследия, содержащих важную научно-познавательную информацию. Следует учитывать, что Урал является регионом, в котором на протяжении длительного времени проходила становление отечественная геологическая наука. Все это свидетельствует о необходимости разработки единой региональной стратегии сохранения объектов геологического и геоморфологического наследия.

Реализация проекта позволит на современной научно-методологической базе развить основы создания, развития и эффективного функционирования сетей геологических памятников природы, определить функциональные связи в системе «горная промышленность – охрана окружающей природной среды – сохранение геологического наследия», обосновать, с учетом предусмотренных законодательством принципов и механизмов в образовании ООПТ,  возможность создания в регионе новых типов ООПТ – геологических парков, «плавающих резерватов», полигонов для изучения и отработки режимов рационального недродопользования и др., выделить основные проблемы и локализовать основные угрозы геологическим памятникам природы, возникающие в процессе хозяйственного освоения территорий и в условиях недропользования, определить основные направления вовлечения геологических памятников природы в сферу научно-исследовательской, эколого-просветительской деятельности и экономических отношений.

УЧАСТНИКИ ИНТЕГРАЦИОННОГО ПРОЕКТА:

Институт степи УрО РАН (Оренбург). Координатор проекта и руководитель от института – член-корреспондент РАН Чибилёв Александр Александрович

Ответственный исполнитель - д.г.н. Петрищев Вадим Павлович, исполнитель - к.г.н. Павлейчик Владимир Михайлович

Институт минералогии УрО РАН (Миасс). Соруководитель – к.г.м.-н. Теленков Олег Сергеевич

Институт геологии Коми НЦ УрО РАН (Сыктывкар). Соруководитель – к.г.м.-н. Бурцев Игорь Николаевич

Горный институт УрО РАН (Пермь). Соруководитель – к.г.м.-н. Кадебская Ольга Ивановна

 


РЕЗУЛЬТАТЫ  за 2012-2014 годы

1. Проведена систематизация унифицированных сведений об объектах геологического наследия Урала; определено положение геологических памятников природы в межрегиональной системе ООПТ.

2. Разработана ГИС по геологическим памятникам Урала и предварительная карта геологического наследия.

3. Проведена оценка экологического состояния памятников природы Оренбургской области.

4. Систематизированы сведения об объектах геологического наследия в системе ООПТ Актюбинской области Республики Казахстан.

5. Экспедиционными исследованиями в западном Примугоджарье выявлен геологический объект (урочище Жаманаркаш) предлагаемый в качестве перспективного памятника природы

6. Проанализированы предпосылки создания геопарков на Южном Урале

7. Выявлен эффект ландшафтно-биологического разнообразия геологических памятников природы, позволяющий применять дополнительные меры по их охране и рациональному использованию. Особое сочетание литологических и геоморфологических условий способствует формированию единичных узко локальных местообитаний редких видов растений, значительно удаленных от основного ареала

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.


ПУБЛИКАЦИИ В ПРЕССЕ

ПУТЕШЕСТВИЕ К ТАЙНАМ КАМЕННЫХ ИСПОЛИНОВ УРАЛА (Наука Урала, ноябрь 2013, №27)

Каменные столбы выветривания, или «болваны» на се­вероуральском плато Маньпупунёр известны многим в нашей стране и за ее рубежами как одно из природных «чудес России». Несмотря на относительную трудно- доступность, в последние годы сюда хлынул поток по­сетителей, жаждущих собственными глазами увидеть уникальный памятник природы.

Но в этом потоке не было тех, кто мог бы грамотно отве­тить на многие вопросы о происхождении, долговечно­сти и сохранности этих природных великанов. Геологи сюда попадали крайне редко и мимолетно. Поэтому ни в одном музее мира нет образцов пород, слагающих эти столбы. Нет даже подробного профессионального описания их строения.

Этим летом на плато Маньпупунёр была отправлена специальная геологическая экспедиция Коми регио­нального отделения Русского географического обще­ства для детального исследования этих загадочных природных изваяний.

 

 

 

 

Всё началось давным-давно. Историю экспедиции на Маньпупунёр следует начать с 2008 года. Тогда большой кол­лектив ученых сыктывкарско­го Института геологии работал над книгой о геологических достопримечательностях и па­мятниках природы Республи­ки Коми. Когда очередь дошла до вроде бы всем известного памятника «Болваны», ока­залось, что, кроме академика Николая Юшкина и Евгения Калинина, которые посетили этот объект в 1965 году и про­были там около суток, никто из наших современников не занимался их изучением и в этом районе даже не бывал.

Ничего удивительного в этом нет. «Болваны» нахо­дятся на территории Печоро- Илычского заповедника, где поиск полезных ископаемых запрещен законом. В далеком 1927 году здесь проводила работы Вера Александровна Варсанофьева, сделавшая очень много для изучения гео­логии Печорского края. Имен­но Варсанофьева в 1951 году предложила объявить камен­ных исполинов Маньпупунёра геологическим памятником. Но лишь в 1973 году они были официально признаны памят­ником природы республикан­ского значения под названием «Каменные столбы-останцы («болваны»)».

В нынешнем году для осу­ществления давней мечты сыктывкарских геологов все «сложилось» удачно: попут­ный вертолет (от программы ПРООН/ГЭФ), разрешение на проведение исследований от дирекции Печоро-Илычского заповедника, поддержка со стороны программы Уральско­го отделения Российской ака­демии наук «Геологическое на­следие Урала». И самое главное — экспедиция была включена в план работы Коми отделе­ния Русского географического общества, республиканский попечительский совет которого возглавляет Глава Республики Коми В.М. Гайзер.

Рядом с чудом. Восьмого июля не­большой отряд, состо­ящий из пяти человек, выехал на машине из Сыктывкара в Ухту. На следующий день вылетели на плато Маньпупунёр. Над Ухтой было абсо­лютно чистое небо, а вот Маньпупунёр оказался полностью закрытым облаками. Пришлось два часа ждать на кордоне Ыджид-Ляга, пока облака немного под­нимутся...

Эмоционально столбы Маньпупунё­ра воспринимаются по-разному в зависимости от погоды. В яркий солнечный день, да еще с ветерком — это твои друзья: с ними инте­ресно и даже весело, хочется поорать, чтобы услышать эхо. Можно рассмотреть мельчай­шие детали строения, текстуру горной породы до самой вер­шина столба. Но все меняется, как только набегают серые тяжелые облака. Появляется мрачная неопределенность, суровость. Возникает ощуще­ние абсолютной таинствен­ности этих гигантов. Кажется, что они здесь поставлены, чтобы наблюдать за порядком и охранять все вокруг, и не очень-то расположены рас­крывать свои секреты.

Когда приближаешься к столбам пешком по горной ровной пустыне, они растут, растут, растут и, наконец, ты оказываешься у подножия ка­менной громады! Ощущаешь себя маленьким и беззащит­ным. Видишь, как с вершины столба вдруг срывается ма­ленькая птичка и растворяется в серых облаках. Кажется, что сейчас ты и сам растворишься без следа среди серо-зеленых камней, лишайников и травы...

Экспедиционный быт. На плато, примерно в одном километре от столбов, в 2011 году был построен аккуратный симпатичный домик для ин­спекторов заповедника. Место хорошо продувается ветрами, поэтому комаров — минимум.

Устройство быта на территории заповедника — большая проблема. Здесь нельзя раз­жигать костры, нежелательно устанавливать на длитель­ный период палатки, потому что вытаптывается горная тундровая растительность, нежелательно также справ­лять естественную нужду и, конечно, не должно оставаться никакого мусора. Домик как раз и призван помочь решить некоторые из этих проблем. Пищу готовили на газовой плите, газовые баллоны для инспекторов в достаточном ко­личестве завезли еще по снегу. В доме имеется биотуалет.

В сухой период есть труд­ности с водой. До ближайшего ручья около пятисот метров. Каждое утро и вечер с пя­тилитровыми баллонами все направлялись к ручью, чтобы умыться и набрать воды.

На самом деле их четырнадцать. Хребет Маньпупунёр на­ходится на Северном Урале и формирует правый борт до­лины реки Печоры в ее верх­нем течении. Протяженность хребта около 12 километров. Вершина хребта представляет собой волнистую поверхность, на которой выделяются не­сколько более или менее ров­ных участков — плато. В се­верной части хребта на одном из таких участков находятся гигантские останцы выветри­вания в виде столбов и стен высотой от 14 до 42 метров. Обычно говорят о семи столбах I или останцах выветрива­ния на плато Маньпупу­нёр, но на самом деле их четырнадцать.

Можно выделить две параллельных группы- цепочки останцов. Пер­вая группа (северо­восточная) включает восемь останцов и рас­полагается в интервале высот 700-800 метров. Самый южный в этой группе двадцативось­миметровый столб на­ходится в 250 метрах от остальных. Далее на северо-запад цепочкой выстроились еще семь «болванов». Причем рас­стояние между столбами сокращается от 45 ме­тров почти до нуля. Два крайних столба (их когда-то назвали «Дед и бабка») пред­ставляют собой практически единый столб со сквозной (снизу до верха) расщелиной шириной не более метра.

Вторая группа останцов располагается в пятистах ме­трах на юго-запад от первой в интервале высот 600-700 м и состоит из шести образований. Кроме того, имеются останцы в виде двух кулисообразно расположенных стен общей длиной более 150 метров.

Результаты экспедиции. Среди геологических работ обычно выделяют геолого-съемочные, геолого­поисковые и геологоразве­дочные. Исследования на за­поведной территории ни под одну из этих категорий не подпадают. Геологические работы в заповеднике в силу многих особенностей и ограни­чений можно определить как геолого-природоведческие. В шутку участники экспедиции говорили, что изучают «болва­ны» методами поглаживания, принюхивания, пришептыва- ния, наблюдения, описания, измерения и фотографирова­ния с ограниченным отбором каменного материала.

В ходе экспедиционных работ был выяснен состав гор­ных пород, формирующих «болваны» хребта Маньпупу­нёр. Оказалось, что хлорит- серицит-кварцевые сланцы, слагающие столбы, обильно пронизаны тонкими жилками кварца, а древние трещины заполнены мощными кварце­выми жилами сложной при­чудливой формы. Получается своеобразный прочный каркас, удерживающий столбы в их нынешнем состоянии. Поэтому устойчивость «болванов» мо­жет быть оценена как высокая. Для музея Печоро-Илычского заповедника были отобраны образцы типичных горных пород, слагающих столбы вы­ветривания.

В настоящее время в мире активно насаждается туризм на заповедных территориях. Наш вывод по работам этого года: Печоро-Илычский запо­ведник не готов к принятию ту­ристов в массовом количестве. Сегодняшняя антропогенная нагрузка в 500-600 человек за летний сезон — чрезмерна. Уже, к несчастью, наблю­дается сильная деградация природного комплекса вдоль тропы от кордона Ыджид-Ляга до «болванов».

Использование заповед­ных территорий для туризма должно быть очень осторож­ным. Заповедник — это эталон природного комплекса той или иной географической зоны. Никому в голову не придет взять из Международной палаты мер и весов эталон ки­лограмма и отдать первой по­павшейся торговке на рынке для развешивания капусты. А с заповедниками может произойти именно это.

Природный эталон — Печоро-Илычский заповедник — существует более восьми­десяти лет. Именно в этом его ценность — и материальная, и научная, и национальная!

Петр ЮХТАНОВ, Алексей ИЕВЛЕВ, Фото В.А. САЛДИНА, г. Сыктывкар


В САМЫХ СЕВЕРНЫХ ПЕЩЕРАХ

Этим летом пермские ученые, работающие в Горном институте УРО РАН и Пермском государственном национальном исследовательском университете, совместно со специалистами Института экологии растений и животных из Екатеринбурга совершили экспедицию на Ямал

Павел КИЧИГИН. 15 августа 2013

Экспедиция проходила в рамках проекта, посвященного изучению и охране природного наследия Урала, целью которого является разработка стратегии сохранения объектов геологического наследия Уральского региона и сопредельных территорий. Ученые обследовали хребты Янганапэ и Нявапэ, которые представляют собой древние рифы и являются красивейшим природным комплексом более чем в ста километрах к северу от Полярного круга.

На этой территории проходят кочевые пути ненцев-оленеводов. Местный биоценоз, характеризующийся большим разнообразием видов, в настоящее время находится под угрозой в связи с развитием инфраструктуры для освоения газовых месторождений. Именно это обстоятельство подвигло ученых на изучение района. Высотные отметки вершин хребтов Янганапэ и Нявапэ достигают 250 — 300 метров и хорошо выделяются среди равнинной тундры.

Сотрудник Горного института Ольга Кадебская занималась изучением пещер массива, в одной из которых были найдены десять оленьих рогов, что свидетельствует об использовании необычного места ненцами в культовых целях. Палеонтологические исследования проводил сотрудник Института экологии растений и животных Павел Косинцев. Выяснилось, что большинство пещер в разные периоды заселялись животными, главным образом хищными млекопитающими, в результате жизнедеятельности которых в отложениях гротов накапливались костные остатки.

На вершине горы Янганапэ, на высоте 249 метров, находится озеро карстового происхождения. По сообщению ненцев, оно считалось священным. Промеры показали его достаточно большую глубину — 36 метров. Установить его происхождение помогут дальнейшие спелеоподводные исследования. Заместитель директора Естественнонаучного института ПГНИУ профессор Николай Максимович высказывает предположение, что на вершине, состоящей из обычно трещиноватых карбонатных пород, озеро могло образоваться за счет многолетней мерзлоты, которая создала своеобразный непроницаемый сосуд изо льда и пород. Анализ воды показал, что вода близка к талой и дождевой. В ходе экспедиции собран богатый материал, обработка которого, по мнению ученого секретаря Горного института Юрия Степанова, позволит разработать долгосрочную комплексную программу исследования этого уникального объекта.

Геологоразведочные работы нанесли ландшафту огромный урон: повсюду видны следы пребывания людей, брошенное геологическое оборудование, баки из-под горючего, имеются следы механического повреждения почв от гусеничного транспорта. Сейчас часть этих временных дорог заросла кустарниковой растительностью.

Ученые пришли к выводу, что разработка и эксплуатация этих новых месторождений могут нанести непоправимый ущерб уникальному ландшафту хребтов Янганапэ и Наунпэ. Природный потенциал намного выше экономической составляющей промышленного освоения этой территории. Это также может привести к разрушению традиционных путей сезонных миграций ненецкого населения. Поэтому сегодня необходимо зарезервировать часть земель для проектирования в дальнейшем охраняемых природных территорий и провести их очистку от скопившегося индустриального мусора.

Впервые изученные карстовые объекты хребта Янганапэ являются одними из самых северных карстовых объектов не только России, но и всего мира. Самую северную в Евразии пещеру, открытую во время экспедиционных работ 2012 года, решено назвать «Академическая» в честь80-летия академической науки на Урале. Все изученные пещеры кроме этого являются еще и самыми северными в мире карстовыми объектами, в которых найдены зоогенные отложения. При этом сегодня в Ямало-Ненецком автономном округе ни один карстовый ландшафт не является объектом охраны. Поэтому актуальной представляется подготовка проекта организации природного парка или биосферного резервата в районе хребтов Янганапэ и Нявапэ. В комплексе с рекой Щучьей и окружающей тундрой этот уникальный участок следует считать ключевой ландшафтной территорией Восточной части Заполярного Урала, где на сегодняшний день нет ни одного охраняемого природного объекта, имеющего федеральный статус.

В настоящее время с руководством Ямало-Ненецкого округа обсуждается возможность создания здесь заповедной территории.

 

ТАМ ГДЕ КОНЧАЕТСЯ ПЕРМСКОЕ МОРЕ

В этом году наши ученые совершили ряд экспедиций по Уралу — от Заполярья до казахстанских степей

Юрий АСЛАНЬЯН  11 октября 2013

Кто забыл, Урал простирается от берегов Ледовитого океана на севере до полупустынных районов Казахстана на юге на протяжении более 2500 километров. Максимальная высота 1895 метров. Такое географическое положение создает крайне разнообразные и изумительно красивые природные комплексы. Изобилие растворимых пород и сопутствующие им карстовые явления создают уникальные ландшафты, которые, учитывая развитую промышленность, конечно, нуждаются в охране. Поэтому Горный институт Уро РАН и Естественнонаучный институт Пермского государственного национального исследовательского университета систематически проводят исследования карстовых районов Урала с целью разработки мер сохранения природного наследия.

Нынешним летом сотрудник Горного института кандидат географических наук Ольга Кадебская приняла участие в исследовании самой южной сульфатной пещеры Урала, что находится в Казахстане, на самой границе с Оренбургской областью России. Там кончается Пермское море, вернее, кончалось — 280 миллионов лет назад. Но земля сохранила остатки и останки его существования. Например, эту пещеру — Александровскую, о которой впервые было рассказано в «Записках русского географического общества» в 1916 году.

Экспедиция была организована в рамках интеграционного проекта фундаментальных исследований под руководством члена-корреспондента Российской академии наук А. А. Чибилева. Целью проекта стала разработка стратегии сохранения объектов геологического наследия Уральского региона в условиях недропользования, часть из которых в дальнейшем будет представлена в атласе «Геологическое наследие Урала». Уже были проведены экспедиции на Ямал, на территорию Заполярного Урала, о чем наша газета рассказывала. На этот раз ученые должны были исследовать карстовое плато, разделенное государственной границей.

Ольга Кадебская поехала в Казахстан со специалистами Института степи из Оренбурга. Пересекли границу, в Актюбинской администрации получили необходимые документы и информацию. Местные геологи сказали, что у пещеры находится старый заброшенный карьер, где можно посмотреть интересный гипс.

Но на самом подъезде к пещере дорогу машине неожиданно перегородил шлагбаум. Ученые были удивлены. Появились охрана и представители предприятия, которое объявило себя хозяином территории. У нас, говорят, лицензия, пещера находится в горном отводе, экскурсии не пускаем. Но в конце концов экспедицию впустили.

Оказалось, самая южная пещера Урала не является охраняемой природной территорией, более того — территорию, где она находится, отдали под карьер! Рядом с ней добывают гипс для производства сухих смесей.

Вход в пещеру метрах в трехстах от нынешнего карьера. А совсем рядом находится уже заброшенный участок, разработку которого прекратили совсем недавно. По съемкам шестидесятых годов пещера была двести метров. Провели съемку — осталось метров девяносто. Меньше половины. Остальные галереи пещеры уже обвалились от горно-взрывных работ, проводящихся в непосредственной близости. Следующий участок, отведенный под горный отвод, включает в себя и Александровскую пещеру. То есть она будет уничтожена. Хотя уникальность карстовых ландшафтов для степных областей, специфичность процессов растворения и минералообразования позволяют рекомендовать пещеру Александровскую в качестве охраняемого природного объекта Казахстана.

Неподалеку от Александровского находится второе карстовое поле. Здесь во время сталинских репрессий расстреливали людей и бросали их в карстовые воронки, с тех пор полузасыпанные. На памятнике-стеле, стоящем на небольшой возвышенности, надпись: «Жертвам репрессий 30–50 годов от благодарных потомков…» Жертвы прикрыли входы в пещеры, которые стали братскими могилами убитых. Это карстовое поле ученые назвали в своих работах Мемориальным.

На стенах Александровской пещеры, как звезды по небу, рассыпаны большие кристаллы прозрачного гипса. Такие же кристаллы выходят прямо на поверхность и лежат под ногами, будто паркет.

Всего было обследовано три карстовых поля в долине реки Жаксы-Каргалы: Александровское, Мемориальное и Петропавловское. Проведена съемка и обследование пещер, взяты пробы воды и пород. Сегодня материалы экспедиции обрабатываются в Горном институте.

Видели ученые не только пещеру, гипс и взрывы на карьере, но и степь, усеянную молодой саранчой, переливающийся на солнце ковыль, заросли чия блестящего — трехметрового злака, а также такырные пустоши с солончаковой растительностью. Со своей стороны за гостями наблюдали сурки и верблюды. Прекрасна наша земля во всех своих проявлениях. Побывали у озера, на берегу которого подростки изготавливают саманные кирпичи и сушат их на солнце. На обратном пути посмотрели на голубой купол мавзолея Джучи, сына Чингисхана. ПосетилиИргиз-Тургайский государственный природный резерват, где воссоздают численность сайгаков, сильно уничтоженных в 90-х годах, а также редких видов птиц, обитающих в долине реки Тургай на водно-болотных угодьях. В 2011 году на территории резервата завершено строительство нового административного комплекса, на которое правительством республики было выделено 327 миллионов тенге. Построенный новый комплекс впечатляет: 4-этажный административный корпус, гараж на 14 автомашин, здание мастерской, котельная, контрольно-пропускной пункт и инспекторский кордон. Внутри корпуса расположен музей, оборудованный современной видео- и аудиоаппаратурой. Если лет десять назад бетпакдалинская популяция сайгака составляла 20 тысяч особей, то сегодня — уже 120! Это, конечно, хорошо, только пещеры таким же образом будет не восстановить.

Затем ученые посетили древний металлургический комплекс «Талдысай», расположенный в 82 километрах от города Джезказгана Карагандинской области. Осмотрели древние печи эпохи бронзы по переработке меди и штольни, где добывали сырье.

«Нужно отдать должное, что рекомендации ЮНЕСКО по обеспечению охраны духовного наследия на территории Казахстана выполняются на высоком уровне, — говорит Ольга Кадебская, — бережное отношение к памятникам горного искусства предков заставляет задуматься о таких же объектах на территории Пермского края. У нас известно около четырех тысяч медных рудников XVII — XIX веков, разрабатывавшихся многочисленными медеплавильными заводами Пермской губернии. Мало кто из жителей Прикамья знает, где находился первый российский медеплавильный завод, а начиналась цветная металлургия России в небольшом поселке под городом Березники — Пыскоре. Музеем медного промысла России могут служить расчищенные шахтные стволы сохранившихся рудников на территории поселка Юг или города Перми. На сегодняшний день ни один такой объект не имеет даже статуса ООПТ».

В августе состоялась экс-педиция на Кзыладырское карстовое плато, что находится уже на российской территории, в оренбургских степях. Кроме Ольги Кадебской, в ней приняли участие представители Естественнонаучного института Пермского государственного национального исследовательского университета во главе с профессором Николаем Максимовичем. Это карстовое поле расположено на левобережье Урала в бассейне реки Бурли. Оно тянется на десятки километров до границы с Казахстаном. Там можно наблюдать гипсово-карстовыйландшафт с полным набором форм: воронок обрушения и выщелачивания, колодцев, арок, карстовых мостов, гротов, галерей, карстовых озер, источников. Здесь выявлено более 20 пещер (Волчья, Голубиная, Мозаика, Ястребиная) и несколько подземных озер. Имеется карстовый источник Ащебляк.

В Оренбурге пермских ученых встретил известный геолог Михаил Борисович Катков, открывший большую часть пещер, находящихся на карстовом плато. Он с дочерью Настей, аспиранткой Института степи, продолжательницей его дела, сопровождал экспедицию в район плато, находящегося в 150 километрах от Оренбурга. Добирались до места по бескрайней степи на двух машинах. В степи же разбили лагерь возле небольшого источника, вода которого отличаетсягорько-соленым вкусом. Но приходилось пить, поскольку выбора не было. Вокруг абсолютно безлюдная степь, поэтому, отправляясь в пещеры, машины и вещи оставляли без охраны.

Огляделись. Над степью в лучах заходящего солнца высокими пнями поднимались окаменелые деревья пермского возраста — это 280 миллионов лет, сохранившие структуру дерева — те же годовые кольца, видимые на срезе, точнее — сломе. Некоторые достигают 1,2 метра в диаметре. Слои осадочных пород, которые формировались морскими отложениями пермского периода, во времена формирования гор из горизонтального положения были сдвинуты и выгнулись рядами сопок с ритмическими красноцветными глинами, напоминая гигантские цветные раковины, лежащие в ряд. Это передовые складки Урала. А рядом медистые песчаники, где стоят полуразрушенные остатки медеплавильных печей, оставшихся после неудачной попытки какого-тозаграничного концессионера начать здесь добычу металла в 20-х годах прошлого века.

На территории памятника природы Кзыладырское карстовое поле запрещается проведение горных работ, уничтожение горных выходов, проведение распашки земель и строительных работ, прокладка дорог, прогон и выпас скота в лесных колках, рубка и подсочка деревьев, выжигание травостоя, изменение гидрологического режима территории. Здесь гипсовый карст того же возраста, что и в Пермском крае. Но степь — засушливая зона. То есть испарения преобладают над осадками. Поэтому надо было посмотреть, чем они в настоящее время отличаются, как климат сказывается на развитии карста. И поскольку это особо охраняемая природная территория, интересен опыт ее работы, ведь в Пермском крае предполагается создание подобного объекта природного наследия ЮНЕСКО.

Есть там такое слово — сай, обозначающее сухой овраг в Средней Азии и Казахстане. В этих саях образуются карстовые воронки, в которых и начинаются пещеры. Ученые исследовали пещеру с веселым названием Конфетка — 236 метров. Обнаружили останки летучих мышей, кости лисы и череп овцы. Исследовали озеро в Голубином гроте.

«Хотя эти пещеры известны, мы провели дополнительные исследования, изучили вторичные образования, — говорит профессор Николай Максимович, — хорошо известно, что в гипсовых пещерах нет сталактитов и сталагмитов, но выяснилось, здесь они образуются из-за того, что в них холоднее, чем на поверхности. Из-за чего происходит конденсация воды. Капли висят прямо на потолке, они растворяют гипс, а когда вода испаряется, гипс откладывается в виде своеобразных сталактитов».

Потом была пещера Подарок, самая большая из гипсовых пещер — 700 метров. Находится она в ста километрах севернее Конфетки. Всего пермскими учеными было изучено несколько пещер, в которых отбирались пробы пород и образований, вод и биологических объектов. Хотя они небольшие, но интересные с геологической точки зрения. Сегодня материалы экспедиции обрабатывает минералог Горного института Татьяна Калинина.

На обратном пути ученые посетили Красный ключ, находящийся на границе Башкортостана с Пермским краем. Это второй по дебиту карстовый источник в мире, после Воклюза во Франции. Изучение его крайне сложно. Рассказывает рекордсмен России дайвер Игорь Галайда: «Нам известно, что максимальная глубина озера под стеной около 40 метров. Приближаясь к отметке 30 метров, чувствуешь, как тебя начинает тащить вверх и прочь от стены. Здесь между стеной и дном начинается широкая ниша. Где-то в ее глубине находится проход, через который с силой вырывается вода, зажатая камнем. Если руки отпустить, сразу улетишь. Наконец появляется горло источника. В каменной стене зияет черное окно размером метр на метр двадцать».

Cегодня столы пермских ученых завалены книгами о природных памятниках, изданными в Оренбурге, хорошо оформленными, шикарно иллюстрированными, что, конечно, способствует экологическому воспитанию граждан. В Перми же таких изданий нет. А необходимо, чтоб люди понимали: вот это — памятник природы, и к нему надо бережно относиться. И его, памятник, не надо бы взрывать.

Последнее обновление 03.12.14 19:45