Институт степи Российской академии наук

460000, г.Оренбург, ул.Пионерская 11. Тел.: 774432, 776247

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер

Табун от Клаудии Фе

PDF

У оренбургских хранителей природы — событие. 18 октября к ним в Предуральскую степь, летом нынешнего года получившую статус пятого участка заповедника Оренбургский, из далекой Франции на постоянное место жительства приехали шесть лошадок Пржевальского. Благодаря международным связям Института степи УрО РАН и его директора, члена корреспондента РАН, вице-президента Русского географического общества А.А. Чибилёва созданный здесь Центр разведения степных животных получил новых драгоценных питомцев, которые должны стать родителями будущего дикого степного стада.

О многотрудной истории проекта «Оренбургская Тарпания», призванного возродить в степи ее коренных обитателей — варварски истребленных лошадей и других копытных, наша газета неоднократно писала (см., например, «Годы и дни степей», «НУ», 2014, № 16, «Территория дела и мира», 2015, № 14–15, «Есть «лошадиный» заповедник!», 2015, № 17 и др.). Мы внимательно следим за его реализацией и радуемся каждому новому шагу вперед. И вот очередной шаг сделан. Готовился он обстоятельно и серьезно. Несколько лет назад сотрудники Института степи, путешествуя по следам экспедиции Николая Пржевальского, побывали в Монголии и там встретились с Клаудией Фе — основательницей биостанций по разведению лошадей, названных в его честь, во Франции и Западной Монголии. В 2012 г. Клаудия вместе с Фредериком Джоли, директором французской Ассоциации по лошади Пржевальского, приезжали в Оренбург и пообещали бесплатно выделить для проекта до 10 особей. Теперь обещание выполнено — в том числе благодаря тому, что сотрудники заповедника при поддержке специалистов Минприроды России и международных природоохранных организаций за короткий срок организовали необходимую инфраструктуру для приема лошадей.

В конце октября заповедник Оренбургский посетил крупный специалист природоохранного дела, около сорока лет руководивший Институтом экологии растений и животных, от которого отпочковался ИС, ныне советник РАН академик В.Н. Большаков. Мы попросили его поделиться впечатлениями.

— Уважаемый Владимир Николаевич, когда в предпоследний раз вы были у оренбургских степеведов, и многое ли с тех пор изменилось?

— К сожалению, у коллег из Оренбурга я не был очень давно — не позволяли другие дела. И вот нынешней осенью представилась возможность приехать в качестве председателя оргкомитета крупной научной конференции «Экология Южного Урала». Конференция, организованная тамошним университетом, прошла замечательно. И все же одним из самых главных моих желаний было вместе с Александром Александровичем Чибилёвым побывать в заповеднике и своими глазами увидеть там лошадей Пржевальского. Дело в том, что к идее степного заповедника и Центра разведения степных животных я имею прямое отношение. Ведь оренбургский Институт степи вырос из лаборатории степеведения нашего института, которой руководил Чибилёв. Тогда у Александра Александровича и родился этот замысел — двадцать восемь лет назад. Мы помним даже место в Орловской степи, где это случилось, и нынче специально его нашли. Перемены с тех пор, конечно, произошли разительные. Тогда там не было не только заповедника — не было вообще ничего. Были только мечты единомышленников биолога и географа (кстати, в свое время мы предлагали Чибилёву защищать диссертацию по биологии, но он твердо настоял на географической тематике и оказался прав). Теперь совершенно другая картина: новая дорога, водоем, свое электричество — такие, как крупнейший специалист по диким лошадям Татьяна Жарких, работавшая в заповеднике Аскания Нова на Украине.

Не могу не отдать должного упорству, энергии, целеустремленности Чибилёва и его команды. Мало кто способен представить, сколько сложностей пришлось преодолеть, чтобы прийти к такому результату. В свое время, будучи в Чехии, я специально ходил в Пражский зоопарк, чтобы посмотреть на одно из самых больших собраний лошадок Пржевальского. И вначале предполагалось, что значительное их число переедет в Оренбуржье оттуда. Потом разные причины помешали этому плану. Но в итоге нашелся французский вариант, и дело движется. Причем все делается по самым высоким стандартам, на мировом уровне.

Перевозка таких животных — очень непростое дело, и они прекрасно добрались, отлично себя чувствуют, на них приятно смотреть.

— Вы член комиссии Российской Федерации по делам ЮНЕСКО, которой руководит министр иностранных дел Лавров. То есть через вас проходят все проекты, связанные с общепланетарной программой «Человек и биосфера». Понятно, что в масштабах страны проект «Оренбургская Тарпания» уникален. А как выглядит он в мировом масштабе? Есть ли у него аналоги?

— Это проект выдающийся со всех точек зрения, в том числе с международной. Мне известен только его монгольский аналог. В отличие от Оренбуржья, там лошади Пржевальского в дикой природе были истреблены полностью, и Монголия уже сумела создать целый ряд центров восстановления их популяций. Рядом с Улан-Батором есть национальный парк, где живет очень хорошо сформировавшееся стадо этих лошадей. Я его видел — прекрасный табун. Правда, природная иерархия и в нем еще не восстановлена. В «нормальном» диком табуне всегда есть табунный жеребец, который охраняет свое стадо, в случае опасности бросается на ее источник и пытается его устранить. Монгольский вариант пока гораздо мягче. Конечно, лошадь Пржевальского и там не покормишь с руки хлебом и морковкой, но и жеребец даже на случайных туристов пока не кидается. То есть до полной «дикости» и адаптации к натуральной природе этим животным еще далеко. А их оренбургским сородичам — еще дальше. Сегодня они только начинают приучаться к настоящей степи, впереди огромная акклиматизационная работа. Ведь главная проблема там (говорю это уже как эколог) — создание полноценной популяции с определенным количеством особей, соотношением молодых и старых, самцов и самок — только тогда она будет действительно жизнеспособной. Но сделанное оренбуржцами в условиях абсолютного отсутствия «своего» материала впечатляет. Одно то, что лошадки там не из одного зоопарка, вольера, а из разных мест, с разной генетикой, уже залог жизнестойкости будущей популяции, которая, надеюсь, рано или поздно сыграет свою роль в возрождении исчезающей эталонной степи. А это очень важно для сохранения биоразнообразия всей планеты. Желаю оренбуржцам на этом пути всяческих успехов!

Автор: Андрей ПОНИЗОВКИН
Дата: ноябрь 2015 г.
Номер выпуска: 22
Источник: http://uran.ru/node/4344

Последнее обновление 28.12.15 08:44