Институт степи Российской академии наук

460000, г.Оренбург, ул.Пионерская 11. Тел.: 774432, 776247

  • Увеличить размер
  • Размер по умолчанию
  • Уменьшить размер
Главная Главная Архив новостей Пресса о нас Оренбуржье находится на 'большой климатической оси Евразии' (интервью А.А. Чибилёва orenday.ru)

Оренбуржье находится на 'большой климатической оси Евразии' (интервью А.А. Чибилёва orenday.ru)

PDF

20 апреля 2016 года доктор географических наук,  профессор, член-корреспондент РАН Александр Александрович Чибилёв ответил на актуальные вопросы оренбуржцев, которые поступили с сайта http://www.orenday.ru

Наш гость - директор Института степи УрО РАН Александр Чибилёв

Александр Александрович Чибилёв - признанный специалист в области физической географии, ландшафтной экологии и заповедного дела. Разработчик теоретических и практических основ учения о степях - степеведения. Один из осново¬положников ландшафтной степеведческой школы. Александр Чибилёв - автор более 700 научных публикаций в том числе 60 книг и иллюстрированных атласов-альбомов о степях России и Евразии, Уральской природной стране, бассейне реки Урал, а также учебных пособий по географии и степеведению. Научно-общественная работа Александра Александровича связана с Русским географическим обществом. С 1976 года он - учёный секретарь отделения Русского географического общества, с 1986 года - председатель Оренбургского отделения РГО, с 1996 года – организатор и директор Института степи Уральского отделения Российской академии наук, в настоящее время является также вице-президентом Русского географического общества, председателем Постоянной Наш гость – директор Института степи УрО РАН Александр Чибилёв

- Почему в Оренбуржье стало более продолжительным лето и усиливаются ветра?

В отношении изменений климата, предсказуемости погоды, у нас много вопросов и мало ответов. Мы ещё очень мало знаем о нашей планете и, самое главное, никогда всё не узнаем. Всё, что происходит с климатом нашей области укладывается в рамки тех изменений, которые происходили за последние 150 лет (когда ведутся инструментальные наблюдения). Да, есть тенденция к потеплению, - даже 10 за 100 лет – это очень много. Но никто не знает, что будет с климатом через следующие 100 лет, - можно и нужно разрабатывать только прогнозы, а точнее сценарии, чтобы лучше подготовиться к этим закономерным изменениям. Роль человека в этих изменениях невелика. Потому что, кроме земных факторов, есть воздействие космоса, а климат планеты определяется не столько сушей, сколько океаном, который занимает больше 70% поверхности нашей планеты, где нет стационарных метеостанций, поэтому нельзя стопроцентно верить прогнозам больше чем на 5-7 дней, их можно только угадывать. Об увеличении продолжительности лета в Оренбуржье пока можно говорить только как о временном явлении. Об усилении ветра доказательств нет. И как это достоверно измерить? Из практики, например, мы знаем, что примерно один раз в 50 лет, в Бузулукском бору случаются ветровалы, когда вековые сосны ломаются как спички.

- Какое значение имеют для нашей жизни заповедники и другие особо охраняемые природные территории?

Заповедники и другие формы охраняемых природных территорий – это основной шанс нашего выживания. Можно сколько угодно говорить об охране природы, проводить некие экологические мероприятия, но, если у нас не остается образцов первозданной, или, как говорят, дикой природы, мы потеряем основную возможность учиться у природы, которая дала нам всё, что мы потребляем, чем мы восхищаемся и всё, что нас вдохновляет. Это осознали во всех цивилизованных странах.  Я много времени провожу в экспедициях по странам и регионам Евразии и вижу, что, большинство из них научились или успешно учатся жизни в согласии с окружающим ландшафтом. Поэтому на протяжении многих лет возникают вопросы к нашей власти, нашим политикам, нефтяникам, деятелям лесного, водного хозяйства и т.д., почему они ведут себя на нашей земле как захватчики, как варвары? Поэтому я многие годы посвятил организации заповедников, национальных парков, памятников природы. Остаётся только глубоко сожалеть, что и во время великих строек коммунизма, и в период подъема целины, и сегодня, когда от нашей былой природы остались островки её выживания, находятся «специалисты» от экологии, которые говорят временным представителям власти и, как правило, заезжим благодетелям от бизнеса: «чего изволите?». Слава Богу, что мы успели защитить федеральным статусом неприкосновенности уники оренбургской природы. И я надеюсь, что нынешние трудности экономики не будут использованы для их уничтожения. Нельзя бедностью оправдывать варварство. Мракобесию необходимо противопоставить знания. В этом суть академического подхода к заповедному делу.

- Насколько важно создавать в регионе заповедники и «зеленые зоны»?

Я практически уже ответил на этот вопрос. Заповедники, «зелёные зоны», другие формы охраняемых природных территорий, во-первых, улучшают нашу среду обитания, во-вторых, сохраняют очень ценную для цивилизованного общества информацию, и, в-третьих, делают регион привлекательным для самых разнообразных инвестиций.

- В чем феномен Саринского плато, которое в 2016 году стало известно на всю страну?

Главный феномен Саринского плато в том, что оно, расположенное как будто бы в осевой части Уральского горного хребта является типичной равниной, лежащей выше всех окружающих её низкогорий и мелкосопочников. Губерлинские горы, Кувандыкский и Медногорский мелкосопочники – это размытые окраины Саринского плато. Эта равнина возникла на месте полностью разрушенных Уральских гор и образована морскими и континентальными отложениями мелового и палеогенового периодов. На плато нет никаких орографических преград и лесов. В зимнее время примерно вдоль южных границ области в виде полосы проходит осевая часть области высокого давления «большая климатическая ось Евразии» или «ось Воейкова». При ярком формировании этой оси к северу от неё закономерно дуют западные и южные влажные (с зарядами снега) ветры, которые и приводят к знаменитым, прекрасно описанным ещё С.Т.Аксаковым и А.С.Пушкиным оренбургским буранам. Ничто и никогда не мешало им разгуляться на просторах Саринского плато. И, когда около 35 лет назад по плато была проложена новая автомобильная трасса Оренбург-Орск, автомобилисты практически ежегодно становятся очевидцами и жертвами оренбургских буранов. Аналогичная картина наблюдается на трассе Оренбург-Бузулук в районе Сырта и на многих других участках дорог, проложенных по водораздельным плато.

- Нужно ли расширять границы заповедников?

Расширение границ заповедников не главная цель современной охраны природы. Намного важнее соблюдать заповедный режим, который повсеместно нарушается и создать обязательно небольшие заповедники в регионах, где их до настоящего времени нет.

- Александр Александрович, как Вы относитесь к организации частных заказников? Возможно ли отведение земель под эти цели?

Вопрос очень актуальный. Кстати в России все первые заповедники были частными. Это Аскания-Нова в Причерноморье, созданная в 1898 году землевладельцем Ф.Э.Фальц-Фейном, это Заповедная Степь графини С.Паниной в Воронежской губернии и степь А.Н.Карамзина близ села Полибино Бугурусланского района. До 1916 года в России существовало не менее 20 частных заповедных землевладений. Эту практику нужно продолжать и в XXI веке. Законом это не запрещено. И я надеюсь, что у нас появятся просвещенные бизнесмены, которые смогут заповедать часть своих охотничьих, лесных, водных или пастбищно-степных угодий.

- С космодрома в Ясном то и дело запускают ракеты. Как влияет разрушение озонового слоя на оренбургскую экосистему?

То, что известно о проблеме разрушения озонового слоя планеты в целом, или о т.н. озоновых дырах мне представляется не достаточно изученным и не доказанным. Мне также ничего не известно о результатах изучения последствий деятельности космодрома в Ясном.

- В Новосергиевском районе, в 5 километрах  от села Рыбкино, ведутся геологоразведочные работы. На берегу реки Кинделя ищут нефть. Подобная ситуация и в некоторых других районах Оренбуржья. В чем плюсы и минусы этих поисков для региона?

А в целом – это очень хорошо, что наши недра богаты нефтью. Но нужно грамотно распорядиться этим богатством. К сожалению, везде, где на территории области работали или работают нефтяники – это зоны или очаги экологического бедствия. От нас скрывают себестоимость добычи 1 барреля нефти. Но известны заявления, что нефтяники будут с хорошей прибылью и при цене 7 долларов за баррель. Нефтяники получают за счет наших недр сверхприбыли. Но недра не принадлежат местным жителям.

В этих условиях, если и есть плюсы, то они временные и только для владельцев этого бизнеса (как правило, не оренбуржцев) и для тех, кто способствуют развитию этого бизнеса. Отчисления в местный бюджет или на благотворительные цели несопоставимы, по сравнению с прибылью, которая безвозвратно уходит из нашего региона.

А «минусы» для нашего региона о которых Вы спрашиваете мы уже имеем в виде оскальпированных черноземных степей, загрязненных рек, нефтяных озер и пустырей в Бузулукском бору. В том же Новосергиевском районе жители села Старая Белогорка уже второе десятилетие дышат отравленным воздухом, а разве не дышат этим воздухом в райцентре?

Но в Вашем вопросе речь идет о поисках нефти. Так и во время поисков – разведки – уничтожаются почва, растительность, животный мир. За всё это нефтяники должны платить штрафы и компенсационные выплаты. Но расплачиваться будем мы своим здоровьем.

Еще раз повторюсь: нефть и газ необходимо добывать с разумными экологическими ограничениями. А основная часть прибыли должна быть направлена на развитие региона и улучшение благосостояния местных жителей.

- Какие виды флоры и фауны утрачены в Оренбуржье безвозвратно и почему?

Отвечу лишь вкратце, потому что вопрос очень объемный. Существует две основные причины исчезновения видов растений и животных: природные (связанные с эволюцией и изменениями климата) и антропогенные (обусловленные воздействием человека). Более 150 лет в наших степях была безвозвратно утрачена дикая лошадь – тарпан. Главная причина – преследование со стороны человека. Из-за браконьерства и изменения водного режима в реке Урал за последние 30 лет мы практически лишились таких видов осетровых как белуга, шип, русский осетр, стерлядь. Но лучше всего об этом можно узнать на страницах Красной книги Оренбургской области, которая подготовлена к изданию и в ней же будет приведен «Черный список» нашей фауны.

Что касается растений, то, уже на «моих глазах» исчез в дикой природе пион степной или тонколистный, а в Бузулукском бору мы уже много лет не находим насекомоядное растение – росянку круглолистную.

Материалы взяты с сайта: http://www.orenday.ru/gost/news160316100807