Оценка современного состояния социально-экономического каркаса степных регионов России и пути его оптимизации

07.12.2020

Целью исследования является пространственная оценка социально-экономического каркаса степных регионов России на основе сопряжённого анализа интегральных индексов, характеризующих плотность социально-экономического каркаса и показателей развития его городов-ядер.

В качестве информационной базы в исследовании использовались основные социально-экономические показатели субъектов РФ в 2018 году из открытых данных Федеральной службы государственной статистики и социально-экономические характеристики административных центров регионов и городов с численностью населения свыше 100 тысяч жителей.

Интегральный индекс плотности социально-экономического каркаса рассчитан (Ip) (1) как сумма нормированных индексов основных социально-экономических показателей степных регионов России (табл. 1).

Таблица 1 – Индексы плотности социально-экономического каркаса степных регионов России

где Iнорм  нормированное значение i-го показателя по региону: 1) – плотности населения; 2) – доли городского населения; 3) – доли площади территории региона, занятой под застройку и дороги; 4) – плотности автомобильных дорог общего пользования; 5) – количества городов в субъекте; 6) – доли крупных (более 100 тыс. жителей) городов в общем количестве городов субъекта.

По каждому из 18 субъектов исследуемой территории были рассчитаны интегральные показатели социально-экономических характеристик крупных городов (городов-ядер):

где x – значение j-го показателя социально-экономического развития c-го крупного города в субъекте, а k – количество городов-ядер в субъекте. По городам: x1 – численность населения; x2 – среднегодовая численность работников организаций; x3 – среднемесячная номинальная заработная плата; x4 – инвестиции в основной капитал; x5 – наличие основных фондов организаций; x6 – число предприятий и организаций; x7 – объём отгруженных товаров собственного производства, выполненных работ и услуг собственными силами по видам экономической деятельности (ВЭД) в промышленном производстве; x8 – объём работ, выполненных по ВЭД «Строительство»; x9 – оборот розничной торговли.

Интегральный индекс развития городов-ядер социально-экономического каркаса региона (In), представляет собой сумму нормированных индексов, социально-экономических характеристик его крупных городов (табл. 2):

Таблица 2 – Индексы развития городов-ядер социально-экономического каркаса степных регионов России

Предлагаемая методика изучения развития социально-экономического каркаса регионов апробирована на степных регионах России в целях полимасштабных исследований данного мезорегиона, и раскрытия диспропорций и закономерностей в регионах с различными природно-климатическими условиями, но так или иначе находящимися в одной природной зоне. На основе проведенных расчетов интегральных индексов и статистических данных построена обобщающая картосхема (рис. 1), демонстрирующая пространственные диспропорции развития социально-экономического каркаса степных регионов России.

Рисунок 1 – Картосхема интегральных индексов плотности социально-экономического каркаса и развития городов-ядер социально-экономического каркаса степных регионов России

Выявлено своеобразное «цепное» распределение городского населения: без учета очевидных точек концентрации населения в региональных центрах, наблюдается повышенная плотность в городах, находящихся диаметрально противоположно (Ростов-на-Дону 3238,7 тыс. чел./км2 и Новосибирск 3166,6 тыс. чел./км2). На равном удалении от них располагается Челябинская область, регион с максимальной долей городского населения (82,7 %). Таким образом, наблюдается образование условных «лакун отчужденности» (слабо населенные территории, находящиеся между развитыми социально-экономическими центрами, как правило, центрами регионов-субъектов) на следующих территориях: Ростов-на-Дону – Воронеж – Волгоград, Самара – Оренбург, Челябинск – Курган, Омск – Новосибирск.

Одна из основных особенностей развития социально-экономического каркаса регионов степной зоны состоит в различной степени освоенности юго-западной, центральной и восточной частей территории. Опорный каркас расселения мезорегиона образуют 52 города с численностью жителей более 100 тыс. человек, включая 7 городов-миллионеров, тем не менее, интегральные индексы развития городов-ядер СЭК большинства регионов характеризуются низкими значениями (в 11 из 18 они не превышают 4,0).

Урбанизационные процессы в регионах степной зоны имеют ряд особенностей. При средней доли городского населения – 67 % в 7 городах-миллионерах проживает 8,3 млн человек (29,2% всех городских жителей исследуемой территории). Эти крупные ядра социально-экономического каркаса находятся, чем восточнее, тем значительно удалённее друг от друга, что существенно препятствует развитию агломерационных процессов, затрудняя формирование мегаполисов. В западной же части рассматриваемого мезорегиона в последние десятилетия в результате опережающего роста городского населения формируются высокоурбанизированные территории.

В ходе исследования выявлено, что индекс развития городов-ядер социально-экономического каркаса напрямую зависит от величины валового регионального продукта региона. Между соответствующими показателями наблюдается весьма высокая сила связи, 0,94 по шкале Чеддока (рис. 2).

Основной причиной этой зависимости является то, что большинство предприятий, частных и государственных организаций, вносящих наибольший вклад в формирование внутреннего продукта, сконцентрировано в городах с населением выше 100 тыс. человек. Максимальный показатель ВРП отмечен в Краснодарском крае (2225,9 млрд руб.), превышающий средний по степной зоне России в 2,6 раза.

Рисунок 2 – Диаграмма корреляционной зависимости между интегральным индексом развития городов-ядер социально-экономического каркаса и валовым региональным продуктом степных регионов России

С одной стороны, крупные города – драйверы роста, центры концентрации потенциалов и интенсификации видов деятельности, с другой стороны, чем крупнее город, тем он более беззащитен перед новыми вызовами XXI века. Кризис, в котором оказались центры урбанизации в связи с так называемой пандемией коронавирусной инфекции в начале 2020 года вскрыл уязвимость больших городов, агломераций и мегаполисов.

На наш взгляд, главным вектором преобразования СЭК степных регионов в первой половине XXI века должно стать преобразование точечных объектов (городов-ядер) и образование дополняющих районов и зон влияния (организация надагломерационной структуры) и синхронизация этих процессов с формированием соразмерных звеньев природно-экологического каркаса.

С полным текстом статьи можно ознакомиться по ссылке :

Чибилёв А.А. (мл.), Мелешкин Д.С., Григоревский Д.В. Пространственная оценка социально-экономического каркаса степных регионов России // Юг России: экология, развитие. - 2020. - Т. 15. - N 3. - C. 53‐65. DOI:10.18470/1992‐1098‐2020‐3‐53‐65.

Подробнее об авторах :

Чибилёв Александр Александрович (младший)
Мелешкин Дмитрий Серегеевич
Григоревский Дмитрий Владимирович